Как дипломатия помогла сдать ракеты РТ-23 и РТ-23 УТТХ и как ЦНИИХМ получил соавторство.

Обновлено: 25 июл.

Система организации науки в нашей отрасли включала аттестацию и сертификацию топлива перед его запуском в массовое производство. Это была ответственность координирующего центра отрасли – Центрального НИИ химии и механики. В ту пору, когда я был начальником отдела, ЦНИИХМ возглавлял Юрий Иванович Краснощеков.


Увы, поскольку наше родное министерство опасалось внедрять столь новые разработки нашего отдела, мы были уверены, что наши продукты не пройдут аттестацию в ЦНИИХМ­. Наши топлива были абсолютно новыми, не имели аналогов в мире, и поэтому никто не хотел брать на себя ответственность за их рекомендацию к массовому потреблению. Руководство нашего института посему было вообще против аттестации двух продуктов нашего отдела, мол, это неоправданный риск, пусть ракетостроители берут, что есть, а то, что есть – полная аналогия американским топливам.


Что делать? Когда я понял, что этот ЦНИИХМ ни за что не согласует наши два топлива, на помощь пришлось привлекать искусство дипломатии. Еду в ЦНИИХМ и встречаюсь с профессором, авторитетным ученым Георгием Константиновичем Клименко. Он был намного старше меня, но мы были в хороших отношениях. Я ему рассказал об идее совместной работы, благодаря которой ЦНИИХМ непременно войдет в историю отечественной спецхимии. На основе уникальных наработок по двум топливам можно провести их внедрение силами двух институтов: «Союза» и ЦНИИХМ, то есть авторство будет обоих институтов. Эта идея ему понравилась. А я был доволен, потому что такой подход добавлял сил для доработки и продвижения наших топлив. Прежде наши институты не объединялись для решения какой-либо научно-технической проблемы. Этот прецедент оказался эффективным, и, кто знает, может быть в дальнейшем мои навыки объединения усилий разных исполнителей и создания совместных рабочих программ стали аргументом при назначении меня на должность министра.


После нашего разговора по этой теме с заместителем директора ЦНИИХМ по научной работе Морозовым Виктором Александровичем, который также одобрил идею, стала реализовываться совместная программа. А времени, чтобы завершить эту работу оставалось меньше года.


В декабре везу в министерство готовые паспорта на топлива. Многие тогда считали, что дело кончится провалом. В министерстве были очень удивлены, что ЦНИИХМ согласовал оба топлива. А я им: «Не только согласовал, но и участвовал в разработке». Министерству деваться было некуда, утвердило оба состава. И дальше эти разработки уже можно было использовать при проектировании ракетных комплексов. Конечно, риски были большие. Ну, начнем выдавать тонны нового топлива, а вдруг что-то да пойдет не так? К тому времени я уже защитил докторскую диссертацию (в 1984 году), и Жуков никак не мог понять, зачем мне так рисковать, продвигая совсем новые топлива. «Зиновий Петрович, вы уже доктор наук, лауреат Государственной премии, будет еще, наверняка, и Ленинская премия, на вашем топливе уже летают ракеты. Зачем вам эти риски?» – уговаривал он меня поостеречься возможного провала. Я же отвечал, что просто делаю свое дело, и есть люди, которые хотят наши топлива использовать – это им надо. И почему же для них не сделать эти топлива? Но Борис Петрович никак не мог этого понять, он продолжал высказывать свои опасения. И вот эта боязнь, не только одного Жукова, но и других сотрудников и начальников, наверное, и оставляла для меня незаблокированным путь продвижения по службе. Я не боялся испытаний.


Итак, мы хорошо отработали свое дело, и сдали государству на вооружение две ракеты. И такой огромный труд был в это вложен! Строительство заводов, где эти топлива должны были производиться, – было делом очень непростым. Заводы были построены в Таджикистане, Узбекистане, России и в Украине (Павлоград). И везде мне приходилось бывать самому, потому что в основе будущего производства было совсем новое научно-техническое направление ракетостроения. Семья меня почти не видела, я мотался с одной стройплощадки на другую. Я был то в Средней Азии, то на Алтае, то в Украине.



Зиновий Пак с сотрудниками отдела 14 Елизаветой Перепеченко и Бобровым