Об Органической химии и о том, как я почти стал философом.

Обновлено: 22 июл.

Органическая химия – сложная область знаний. Если ты хочешь этими знаниями овладеть, то надо овладеть и искусством учебы, техникой их постижения. Мне кажется, что мне это удалось.

Надо сказать, что люди, которые заняты в сфере органической химии, обладают особым менталитетом. Я объясняю это тем, что в органической химии нет однозначности. Реакция химических соединений может идти абсолютно по-разному, в зависимости от внешних условий. И люди, которых, скажем так, воспитала органическая химия, и в социуме проявляют себя тонкими психологами. Они очень осмотрительно реагируют на различные психологические ситуации, потому что понимают – нет в жизни ничего однозначного, она многогранна. Но учит этому только органическая химия и никакая иная наука. Органическая химия – это химия жизни, ведь существование живых организмов возможно благодаря именно органическим химическим реакциям.



Мне доводилось часто рассказывать один случай, произошедший на спецкурсе органической химии. Профессор Николай Иванович Землянский собрал группу из пяти студентов, специализирующихся на кафедре органической химии, и объявил, что будем сегодня проходить реакцию Фриделя-Крафтса по алкилированию углеводородов. Кто ее помнит? Я ответил, что помню.

- И механизм помните?

- Помню.

- И всё вам понятно?

- Да вроде бы всё понятно…

- А мне вот, – отреагировал профессор, – ничего не понятно! И для того, чтобы и вам было непонятно, мы будем заниматься два дня.

И потом два дня кряду он нам рассказывал такие нюансы этой реакции, которые даже и в голову не могли прийти. А заканчивая эту тему, профессор подчеркнул, что он представил нам ранее в лекциях только наиболее распространенную концепцию, но на практике существует множество вариантов, которые в эту концепцию вообще не вписываются. Для нас, новоиспеченных химиков-органиков, такое признание авторитетного профессора было шокирующим. Вот так мы приобретали представление о безграничности и неоднозначности всего сущего. Вот так потрясения от знаний формировали наше мышление. Кардинальное воздействие профессии на формирование личности – это, кстати, предмет научных исследований. Однажды я присутствовал на защите докторской диссертации по этой теме. Соискатель докторской степени проанализировал огромное количество фактов и примеров. И я не был удивлен, когда он выделил органическую химию, как науку, которая формирует именно мышление.


Органическая химия, как это я осознал спустя 58 лет, хотела сыграть со мной очень серьёзную штуку. Рассказываю. Было это весной 1960 года. В это время я уже был распределён на работу после окончания университета на кафедру органической химии. Вечерами по совместительству я работал на кафедре, неплохо зарабатывал, не тревожился за своё будущее, потому что главное уже было предопределено. И вдруг гром среди ясного неба.

Как-то утром меня приглашает к себе в кабинет декан химфака, профессор Ф. А. Деркач. С деканом у нас были очень хорошие отношения, ещё с момента вступительных экзаменов. Он, как фронтовик, когда узнал, что мой отец погиб в немецкой тюрьме, стал проявлять ко мне особую теплоту, внимание. Ему импонировали мои успехи и моя физическая подготовка, которую он прочувствовал на себе, когда вручал мне студенческий билет. Я на радостях так сжал его руку, что он, будучи ещё молодым и крепким мужиком, аж присел. На его тёплое и заботливое отношение я искренне отвечал взаимностью.

Но то, из-за чего он пригласил меня к себе, заботой я назвать никак не мог. Он сообщил: «Зиновий, поступила команда из министерства, чтобы мы рекомендовали кандидатуру нашего выпускника в аспирантуру на философский факультет». И добавляет, что они этот вопрос рассмотрели на учёном совете и остановились на моей кандидатуре. Сказать, что я от услышанного обалдел, это ничего не сказать. При всем моем уважении к нему я почти криком возмутился: «Фёдор Андреевич, я уже год работаю на кафедре, куда меня тоже распределил учёный Совет». Декан долго пытался меня успокоить и в конце заявил: «Ну идите, посоветуйтесь со своим заведующим кафедрой». Я с огромной надеждой помчался к своему учителю, профессору Землянскому, и, не сомневаясь, что он меня поймёт и под держит, рассказал о предложении декана. На моё дикое удивление Землянский заявил: «Зиновий, для Вас это большая честь, предложение декана, это и моё предложение». У меня хватило воли только на один вопрос, который, я надеялся, может будет спасительным.

- Николай Иванович, как бы вы поступили на моем месте? – ответ меня убил.

- Я бы согласился.

При всем моем упрямстве и настойчивости я смирился, но без всякого удовольствия. Затем были хождения по ректорату, оформление всяких документов, но в конце концов затея по неизвестным для меня причинам не состоялась. Почему, меня не интересовало, меня радовало, что я снова на кафедре.



Вы спросите, а при чем здесь органическая химия, на которую чуть выше я возложил ответственность.

В 2018 году мы вместе с супругой записались на приём к нейрохирургу Реутову Андрею Александровичу. Фамилия хирурга меня сильно заинтересовала. Интерес был обусловлен тем, что в Москве в то время в МГУ им. Ломоносова работал знаменитый химик-органик, академик Реутов. Не потомок ли знаменитого академика наш нейрохирург? Википедия меня разочаровала. Нет, всего лишь однофамилец. Но Википедия меня ошарашила другой информацией. Она говорила о том, чего я не знал. Наш академик органик был доктором философии и проповедовал, что настоящимифилософами могут быть только специалисты естественных наук и прежде всего специалисты органической химии. Спустя 58 лет мне стало легче, я понял, откуда росли ноги с моей аспирантурой по философии.

Оглядываясь назад, хочу отметить, философия во время учебы была для меня очень интересным предметом. Я ее изучал с большим интересом по первоисточникам и в значительно большем объёме, чем в формальной программе.






Теги: